Он ворвался в трактир, впустив яркий до безобразия солнечный свет, духоту бабьего лета и стайку янтарных литьев. Брюнет сверкнул серо-стальными глазами и обвел взглядом собравшихся, отметив для себя отдельные личности.
- Здравствуйте, - негромким, бархатным баритоном поздоровался молодой человек и тяжело опустился за ближайший к барной стойке столик. - Можно стакан... вина, - его проницательный взор не отрявался от бармена.